It's easy with us

Статистика






Онлайн всего: 29
Гостей: 29
Пользователей: 0



ИЦ BoBines

Реферати статті публікації

Пошук по сайту

 

Пошук по сайту

Головна » Реферати та статті » Риторика » Ораторське мистецтво

Логическое ударение
Чаще всего затрудненное восприятие смысла устного выступления связано не с недостатками логики мышления говорящего, но с его неумением отразить эту логику в звучащей фразе. Восприятие на слух устной речи происходит постепенно, по мере произнесения отдельных частей высказывания, что требует от выступающего особой четкости логического построения не только каждой фразы, но и всего высказывания в целом.
Для устной речи особенно важна своеобразная «дальнозоркость» – умение не только мыслить в перспективе, но и давать слушателю в каждой произнесенной фразе намек на дальнейшее развитие мысли.
Говорящий чаще всего прекрасно ощущает внутреннюю логическую структуру содержания своей темы, но далеко не всегда умеет верно оценить воспроизведение этой логики средствами живого слова, не слышит себя со стороны и не замечает логических сдвигов, происходящих в звучащей речи. В результате, адресат слышит звучащую фразу не так, как ее намерен произнести адресант, а так, как он ее произнес на самом деле.
Произвольность пауз, не связанных с необходимостью организации логической структуры содержания, а вызванных иногда простым нарушением ритма неорганизованного дыхания, случайные логические ударения, многоударность (постановка ударений не только на основных, но и на вспомогательных словах), отсутствие интонационной связи между отдельными частями фразы приводят к тому, что смысл устного рассуждения воспринимается на слух с большими затруднениями или не воспринимается совсем.
Преодолеть такой недостаток – дело непростое. Оно потребует от выступающего осмысления закономерностей устной речи и специальной тренировки.
Опираясь на логические законы речи, отраженные в орфографии и пунктуации, мы можем установить некоторые общие закономерности тонирования, характерные для мелодического строя русского языка. К ним в первую очередь относятся: логическое ударение, логическая пауза, речевой такт и интонационно-мелодический рисунок знаков препинания.
Логическое ударение, в отличие от грамматического, выделяет не отдельный слог, а целое слово и может перемещаться в рамках одной и той же фразы в зависимости от цели высказывания.
Так, в простой фразе «В воскресенье днем первокурсники пойдут в цирк» в зависимости от того, что мы хотим сказать, могут быть четыре варианта логического ударения. Мы выделим слова «в цирк», если необходимо подчеркнуть характер зрелища: не в кино, и не в театр, а в цирк! Слово «первокурсники» станет ударным, если важно обратить внимание на то, что идут только первые курсы. Слова «в воскресенье» окажутся ударными при подчеркивании дня мероприятия, а «днем» мы выделим, желая обратить особое внимание на время и т. д.
Распространенной ошибкой при выделении ударного слова в устной фразе является голосовой «нажим» на него. Ударение не следует понимать буквально, как механическое усиление интенсивности звучания. Выделить важное по смыслу слово можно, отделив его от остальных паузой, сменив ритм фразы, изменив ее основной мелодический строй и т. п.
Трудно воспринимается речь, если в ней отсутствуют логические ударения. Но еще труднее понять фразу, в которой подчеркивается чуть ли не каждое слово.
Как же выявить логическое ударение во фразе? Безусловно, говорящему это подскажет само содержание высказывания, его смысл. Но немалую помощь может оказать и знакомство с логическими правилами устной речи. Вот некоторые из них:
1. Если во фразе имеется противопоставление, то выделяются оба противопоставляемых слова: «Они сошлись: волна и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой» (А. Пушкин).
2. При сочетании двух существительных выделяется то, которое стоит в родительном падеже: «Демократия – это власть народа».
3. Всегда выделяются однородные члены предложения: «Они долго беседовали о литературе, театре, изобразительном искусстве.
4. Прилагательное обычно не принимает на себя ударения. Определение как бы сливается с определяемым словом, которое несколько выделяется. Если же нам нужно подчеркнуть именно определение, прибегают к инверсии – изменению принятого в грамматике порядка слов: «Обеды задавал он отличные» (И. Тургенев).
Если к слову относится несколько определений, то они выделяются все, кроме последнего, которое сливается с определяемым словом: «Ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!» (И. Тургенев).
5. При сравнении выделяется то, с чем сравнивается, а не предмет сравнения: «Ее любовь к сыну была подобна безумию» (М. Горький). И только в том случае, когда части сравнения удалены друг от друга, они подчеркиваются обе: «Лед неокрепший на речке студеной словно как тающий сахар лежит» (Н. Некрасов).
Необходимо следить за тем, чтобы ударение не падало на вспомогательные слова – «как сахар». Это встречается нередко.
6. Частицы «не» и «ни» интонационно не выделяются. Они сливаются со словом, к которому относятся, причем ударение падает на само слово: «Как ни старайся, ничего у тебя не выйдет». Речь неопытного оратора порой бывает перегружена логическими ударениями, все во фразе оказывается важным, внимание слушателя рассеивается, и он упускает то, что является на самом деле важным. Необходимо учиться не только верно расставлять логические ударения, но и снимать лишние, отделять интонационно самое необходимое по смыслу от второстепенного.
Однако бывает и так, что логические акценты расставлены верно, а фраза остается непонятной, так как звучит в едином речевом потоке, плохо воспринимаемом на слух. Устная речь требует четкой смысловой группировки слов вокруг логических центров, такой, чтобы слушатель воспринимал не отдельные слова, а смысловые блоки, куски, называемые речевыми тактами.
Речевые такты объединяют в себе слово или группу слов, тесно связанных между собой по смыслу. Внутри речевого такта слова произносятся как одно целое, причем центром речевого такта становится слово, несущее на себе логическое ударение.
Следует помнить, что подлежащее и сказуемое (если предложение не состоит только из этих двух слов!) всегда находятся в разных речевых тактах, т. е. отделяются паузой.
Паузы, отделяющие один речевой такт от другого, носят название логических пауз. Их назначение – не только отделять один такт от другого, но и группировать слова внутри такта в единое целое.
Возьмем для примера отрывок из «Алых парусов» А. Грина:
На носок сапога Грея легла пурпурная волна, на его руках и лице блестел розовый отсвет. Роясь в легком сопротивлении шелка, он различал цвета: красный, бледный розовый и розовый темный; густые закипи вишневых, оранжевых и мрачно-рыжих тонов, здесь были оттенки всех сил и значений, различные в своем мнимом родстве, подобно словам: «очаровательно» – «прекрасно» – «великолепно» – «совершенно»; в складках таились намеки, недоступные языку зрения, но истинный алый цвет долго не представлялся глазам нашего капитана.
Прежде чем читать этот отрывок вслух, определим, где необходимо сделать паузы, чтобы передать слушателю, какие слова в предложении по смыслу более тесно связаны между собой, объединены интонационно.
Нелепо было бы, например, сделать паузу после предложного словосочетания на носок или на носок сапога, а затем после паузы произнести имя того, кому принадлежит сапог. Первая пауза требуется после имени героя: На носок сапога Грея (пауза). Далее идет легла пурпурная волна (пауза). Следующую часть текста можно делить по-разному. Если необходимо, по замыслу говорящего, подчеркнуть, на чем блестел розовый отсвет, тогда пауза ставится после словосочетания на его руках (пауза) и лице (пауза). Если это не столь важно, то пауза перемещается в конец словосочетания на его руках и лице (пауза).
Теперь разделите приведенный выше отрывок из произведения А. Грина на речевые такты. Подумайте, в каких местах текста возможны варианты речевых тактов и что в таких случаях интонационно подчеркивается?
Изменение места интонационно-логической паузы в одном и том же предложении может значительно изменить его смысл.
Например, как изменится мораль басни И. А. Крылова, если сделать паузу там, где стоит знак (//)?
А ларчик // просто открывался. А ларчик просто // открывался.
В первом случае подчеркивается, что замок имеет нехитрое устройство. Отсюда мораль: человек иногда сам усложняет обстановку, ситуацию, отношения.
Во втором варианте главное – ларчик вовсе не был заперт. Мораль: нечего ломиться в открытую дверь.
Пауза может сделать текст нелепым. Произнесите фразу с паузой там, где указано:
От радости в зобу // дыханье сперло.
Предложение получилось нелепым, так как не радость находится в зобу, а дыханье в нем сперло:
От радости // в зобу дыханье сперло.
Перед выступлением следует разметить речевые такты, расставить логические ударения и отделить их логическими паузами, а затем соотнести их между собой по смысловой значимости, т. е. выстроить так называемую логическую перспективу речи. Она поможет воспринять мысль в целостном смысловом единстве, в динамике, развитии, облегчит восприятие каждого смыслового куска во взаимосвязи со всеми остальными, позволит осознать основную линию мысли, направляемую к единой цели рассуждения.
Однажды у старого лоцмана спросили, как может он помнить все мели, рифы, изгибы берегов на всем протяжении длинного пути?
– Мне нет дела до них, я же иду по фарватеру,– ответил лоцман.
Своеобразным фарватером мысли выступающего, позволяющим ему свободно направлять свою речь к намеченной цели, и является логическая перспектива речи, умение строить которую относится к важным элементам профессиональной техники учителя, лектора, политика, всех, кому приходится выступать перед публикой.
Известный русский оратор М. М. Сперанский требовал от говорящего публично располагать в рассуждении свои мысли так, чтобы каждая из них содержала в себе как бы зародыш следующей.
Порядок мыслей, входящих в выступление, два главные имеет вида: взаимное мыслей отношение к себе и подчинение их целому,– писал он в «Правилах высшего красноречия».– Отсюда происходят два главных правила для расположения мыслей:
1. Все мысли в слове должны быть связаны между собой так, чтобы одна мысль содержала в себе, так сказать, семя другой.
2. Второе правило в расположении мыслей состоит в том, чтоб все они подчинены были главной... <...> Во всяком сочинении есть известная царствующая мысль, к сей-то мысли должно все относиться. Каждое понятие, каждое слово, каждая буква должны идти к сему концу, иначе они будут введены без причины, они будут излишни...
Далее М. М. Сперанский говорит о том, что не следует требовать того, чтобы каждая мысль непременно приводила слушателя непосредственно к основной цели. Нужно различать «главный конец» (основную цель выступления), его «сверхзадачу», от всех промежуточных, от частных задач каждой части высказывания. Нельзя требовать, замечает он, чтобы каждая из рек порознь впадала в море.
Довольно, чтоб каждая мысль текла к своему источнику и, слившись вместе с ним, уносилась и была поглощаема в общем их вместилище. Надобно твердо знать свою цель, надобно знать все уклонения, все тропинки, ведущие тайно к ней.
Сперанский предупреждает оратора, что естественная для него взаимосвязь между отдельными положениями его речи «не для всех и не всегда бывает приметна – надобно ее открыть, надобно указать путь вниманию, проводить его, иначе оно может заблудиться или прерваться».
На практике помогает «держаться одной нити» точное и продуманное построение логической перспективы своего выступления.
К. С. Станиславский называл логической перспективой речи «расчетливое, гармоническое соотношение и распределение частей при охвате всего целого», справедливо полагая, что без ясно видимой конечной цели и перспективы ее достижения немыслимо произнесение не только большого текста, но и фразы, слова, даже самого простого, вроде «да» или «нет».
Отсутствие конкретной цели приводит к тому, что речевое высказывание распадается на отдельные куски, каждый из которых становится самостоятельно значимым, нарушая тем самым целостность восприятия всей мысли.
Логическая перспектива связана не только с проблемой композиции рассуждения, но, в первую очередь, с вопросом идейного осмысления его содержания, так как может быть выстроена лишь в результате точного определения основной цели высказывания, его «сверхзадачи», позволяющей всесторонне продумать соотношение всех частей рассуждения, подчинив их основной идее.
Как же строится логическая перспектива?
В процессе восприятия речевого высказывания человек далеко не всегда может уловить на слух смысловые связи и отношения, существующие между отдельными сторонами излагаемой проблемы. Это нередко связано с тем, что выступающий, мысленно создавая четкую логическую схему развития содержания рассказа, не умеет придать ей соответствующую речевую форму. Отсутствие самоконтроля за собственной речью, «домысливание» пропускаемых в устном изложении отдельных смысловых элементов рассуждения, содержание которого привычно для говорящего,– вот основные причины того, что в устной речи порой не отражается четкая и последовательная логическая структура содержания. Преодолеть этот недостаток возможно лишь отработкой определенной системы навыков, создаваемых при чтении вслух специально подобранных текстов, логический анализ которых проделан предварительно. Конечно, не следует забывать, что устная речь спонтанна и не может быть предварительно проанализирована и размечена, как это делает автор или диктор с авторским текстом, однако профессор Н.И. Жинкин приходит к выводу, что навык в интонационно-логическом анализе литературного текста и работа по выразительному чтению, несомненно, способствуют совершенствованию собственной речи.
Рассмотрим одно из возможных упражнений, воспитывающих навык создания логической перспективы.
При чтении текста глазами, «про себя», выработка логической перспективы не вызывает затруднений. Возьмем, к примеру, высказывание А. М.Горького: «Можно много видеть, читать, можно кое-что вообразить, но, чтобы сделать, необходимо уметь, а умение дается только изучением техники».
Мысль, заключенная в этой фразе, абсолютно ясна: для того, чтобы уметь, необходимо изучать технику этого дела. Слово «техника» является логическим центром высказывания, все остальные его части, соподчиняясь между собой, дополняют и развивают основную мысль.
На практических занятиях с группой студентов выяснилось, что даже при полном понимании смысла фразы передать его в звучащей речи не так просто. Аудитория не смогла с первого прочтения воспринять на слух содержание высказанной мысли. Некоторым из читавших мешала многоударность речи, привычка делать логические акценты чуть ли не на каждом слове. В их чтении фраза звучала примерно так: «Можно много видеть, можно кое-что вообразить, но, чтобы сделать, необходимо уметь, а умение дается только изучением техники». Нагромождение ударных слов затрудняло восприятие на слух логики содержания. Речь при такой манере становилась тяжелой, стучащей, каждое слово буквально «вбивалось» в сознание слушающих, важным для них становилось все, поэтому не воспринималось ничего.
У других фраза звучала при чтении приблизительно так: «Можно много видеть. Читать. Можно кое-что вообразить. Но чтобы сделать. Необходимо уметь. А умение дается. Только изучением техники». В этом случае выявилась иная ошибка. Каждая часть фразы приобретала самостоятельное значение, завершаясь интонационно точкой. Возникла интонация перечисления. Речь стала рваной, в ней потеряно ощущение движения, развития мысли.
Единство мысли оказалось скрытым от слушателя. Третья группа ошибок была связана с отсутствием членения фразы на логические куски – речевые такты. Для нее характерно произнесение фразы единым речевым потоком с остановками лишь перед союзами: «Можномноговидетьчитать, можнокое-чтовообразить. Ночтобысделатъ, необходимоуметь. А умение даетсятолько изучением техники». Нивелировка смысловых центров фразы привела к тому, что ее смысл не улавливался на слух.
Для исправления этих ошибок применяется так называемый «метод логического скелетирования». Путем определения логических ударений и расстановки логических пауз фраза делится на ряд смысловых групп (речевых тактов). Логическое ударение отмечает главное по смыслу слово в каждой группе, а логические паузы соединяют слова в смысловые блоки, одновременно отделяя их друг от друга. В результате выстраивается так называемый «логический скелет фразы»: «Можно много видеть, читать, / можно кое-что вообразить, / но, чтобы сделать, / необходимо уметь, / а умение дается /только изучением техники».
Однако работа над выявлением логики содержания на этом не заканчивается. Пока все логические ударения оказываются равнозначными, а паузы – равновеликими. Если читать эту фразу вслух, соблюдая такую разметку текста, мы получим монотонную интонацию перечисления, в результате чего мысль не получит для слушателя явного выражения. Для того, чтобы избежать монотонности и облегчить для слушателя восприятие логики содержания, необходимо найти градацию логических акцентов, выявив главные и отделив их от второстепенных, иными словами, построить логическую перспективу фразы; которая в нашем примере примет следующий вид: «Можно много видеть, читать/ можно кое-что вообразить, // но, чтобы СДЕЛАТЬ, / необходимо УМЕТЬ, /а УМЕНИЕ дается/только ИЗУЧЕНИЕМ ТЕХНИКИ». Паузы различной длительности отмечаются нами вертикальными чертами. Степень значимости логического ударения – шрифтом, разрядкой, подчеркиванием. Такая разработка логической схемы развития мысли позволяет говорящему четко понимать соотношение логических акцентов, их устремление к главному слову.

Ви переглядаєте статтю (реферат): «Логическое ударение» з дисципліни «Ораторське мистецтво»

Заказать диплом курсовую реферат
Реферати та публікації на інші теми: Аудит розрахункових і кредитних операцій. Мета й завдання аудитор...
Особливості фондового ринку України
GSM
Аудит прибуткового податку з доходів громадян
Інвестиційні можливості


Категорія: Ораторське мистецтво | Додав: koljan (30.01.2014)
Переглядів: 1966 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Онлайн замовлення

Заказать диплом курсовую реферат

Інші проекти




BoBines

maxformer.com

www.agroxy.com

Продать сою в Херсонской области