It's easy with us

Статистика






Онлайн всего: 44
Гостей: 44
Пользователей: 0



ИЦ BoBines

Реферати статті публікації

Пошук по сайту

 

Пошук по сайту

Головна » Реферати та статті » Історія науки і техніки » Історія науки і техніки

Уникальность промышленной революции в Западной Европе. Этапы промышленной революции
Прежде всего, как показано в фундаментальном исследовании Ф.Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв.», генезис промышленной революции в Англии был бы невозможен без начавшейся в XVII в. аграрной революции. Оказывается, успехи английского земледелия до промышленной революции, успехи бесспорные, вытекали не столько из применения машин или чудесных культур, сколько из новых форм использования почв, повторных вспашек, ротации культур, которые нацелены были одновременно и на устранение паров, и на улучшение животноводства, полезного источника удобрений и, стало быть, средства избежать истощения почв; вытекали из внимания к селекции семян и пород овец и крупного рогатого скота, из специализированной агрикультуры, увеличивавшей производительность - с результатами, которые варьировали от региона к региону в зависимости от природных условий и обязательств, связанных с обменом, которые никогда не бывали одними и теми же. Системой, к которой придут, стало то, что в XIX в. назовут высоким сельским хозяйством, «...это искусство крайне трудное, писал Ш.Баер-Дюолан, - которое имеет в качестве прочной основы лишь долгую цепь наблюдений. Земли огороженные и сильно разрыхленные частыми вспашками, удобряемые обильным навозом хорошего качества и попеременно засеваемые растениями, истощающими и восстанавливающими плодородие, без паров... со сменой зерновых растений со стержневыми корнями, которые истощают почву, извлекая свои вещества с большой глубины и ничего не возвращая земле, травянистыми растениями со стелющимися корнями, улучшающими почву и черпающими свою субстанцию из поверхностных слоев».
Высокая продуктивность сельского хозяйства Англии была достигнута ценой обезземеливания массы крестьян, которая стало резервом рабочей силы для промышленной революции. Она же обеспечивала стране изобилие в продуктах, что способствовало росту населения. Не будем, наконец, забывать, подчеркивает далее Ф. Бродель, взвешивая роль сельского хозяйства в промышленной революции, что английские деревни очень рано оказались связаны с национальным рынком острова; охваченные его сетью, они вплоть до начала XIX в. с успехом кормили города и промышленные поселки (редкие исключения лишь подтверждают правило); они образовывали главную часть внутреннего рынка, бывшего первым и естественным местом сбыта для пришедшей в движение английской промышленности. Эта прогрессировавшая агрикультура была по преимуществу клиентом железоделательной промышленности. Сельские орудия - подковы, лемехи плутов, косы, серпы, молотилки, бороны, катки-глыбодробители - представляли значительные количества железа. Сельское хозяйство также обеспечивало Англии изобилие в продуктах, что способствовало росту населения.
В XVIII в. население в Англии увеличивалось, как увеличивалось оно по всей Европе и по всему миру: 5835 тыс. жителей в 1700 г., чуть больше 6 млн в 1730 г., 6665 тыс. в 1760 г. Затем движение ускоряется: 8216 тыс. человек в 1790 г., 12 млн в 1820 г., почти 18 млн в 1850 г. Коэффициент смертности снизился с 33,37 до 27,1 в 1800 г. и до 21 для десятилетия 1811- 1821 гг., в то время как коэффициент рождаемости достиг рекордного уровня - 37 и даже его превзошел. Цифры эти, которые всего лишь оценки, варьируют от автора к автору, но без чрезмерных расхождений.
Историки-демографы показали, как прогрессировала, утверждалась черная Англия, с ее фабричными городами и рабочими домами. Алексис де Токвнль вслед за многими другими описал ее в своих путевых заметках: в июле 1835 г. он остановился в Бирмингеме, затем добрался до Манчестера. Это были тогда огромные города, незавершенные, застраивавшиеся быстро и плохо, без предварительного плана, но оживленные; эта цепочка крупных городских центров, тесных, - Лидс, Шеффилд, Бирмингем, Манчестер, Ливерпуль - была душой английского взлета. Если Бирмингем еще имел человеческий облик, то Манчестер уже был адом. Население в нем удесятерилось с 1760 по 1830 г., выросши с 17 тыс. до 180 тыс. жителей. Из-за нехватки места заводы на холмах были в 5, 6 и даже 12 этажей. Дворцы и рабочие дома были рассеяны по всему городу как придется. Повсюду лужи, слякоть; на одну замощенную улицу - десять утопающих в грязи. Грязные дома были битком набиты мужчинами, женщинами, детьми; в подвалах ютилось по 15 16 человек разом. 50 тыс. ирландцев составляли часть ужасающего типичного субпролетариата . Так же было и в Ливерпуле, где Токвиль отмечает наличие «шестидесяти тысяч ирландцев-католиков». И добавляет: «Нищета почти столь же велика, как и в Манчестере, но она прячется». И так во всех этих городах, порождении промышленности; роста английского населения никогда не будет хватать, чтобы обеспечить массу необходимых работников. На выручку пришла иммиграция - из Уэльса, Шотландии, а еще больше из Ирландии. А так как механизация умножала потребности в неспециализированном труде, во всех этих горячих точках промышленного развития прибегали к труду женщин и детей рабочей силе покорной и плохо оплачиваемой, а также к иммигрантской рабочей силе.
Следовательно, промышленная революция объединила все нужные ей кадры, и после 1750г. Англия довольно быстро наполнилась людьми, которые «были необходимым человеческим измерением промышленной революции» (Ф.Бродель). Без этих тысяч, этих миллионов людей просто не было бы самой английской промышленной революции и всего связанного с ней. Движение демографическое и движение промышленности были двумя громадными процессами, они шли вместе. «Разумно предположить, - пишет Ф.Дин, - что без подъема производства начиная с 1740 I. сопровождавший его рост населения был бы блокирован повышением уровня смертности, которое явилось бы следствием снижения жизненного стандарта». Приведенные им данные об уровнях рождаемости и смертности свидетельствуют о том, что демографическая революция следовала за промышленным развитием, или по крайней мере в значительной части она была им «индуцирована».
Промышленную революцию в Англии стимулировал финансовый капитал, чья история перекрывает ее, предшествует ей, проходит через нее, выплескивается за ее пределы. «На мой взгляд, замечает Ф. Бродель, капитализм это старое приключение; когда начиналась промышленная революция, он имел за собой обширное прошлое, состоявшее из опытов, не всегда бывших только торговыми. Настолько, что в Англии первых лет XIX в. капитал предстал в различных своих классических формах, которые еще все были живы: капитала сельскохозяйственного, который еще в 1830г. один только составлял половину английского национального достояния; капитала промышленного, который увеличивался очень медленно, а затем очень стремительно; капитала торгового, весьма давнего, относительно менее важного, но распространившегося в масштабе всего мира и создавшего колониализм, которому вскоре придется искать название и оправдания; наконец (если совмещать банковское дело и финансы), капитала финансового, не дожидавшегося для своего существования мирового первенства лондонского Сити». Технологии использования денег, таким образом, не менее важны, чем технологии прядения и ткачества, окраски и шитья, для понимания происходящих в обществе процессов.
Без подъема «денежного капитализма» невозможно рождение промышленного переворота в Англии, ибо в потоке революций, пронизывающих бурный рост страны, была даже финансовая революция, которая протекала вперемешку с индустриализацией страны и поддерживала ее. Новейшие исследования доказывают, что Английский банк, основанный в 1694 г. и выступающий стержнем целой системы банков, обеспечивал кредит, долгосрочный и краткосрочный, поддерживал предпринимательскую деятельность в XVIII и даже в XIX столетиях.
Значительную роль в генезисе и протекании промышленной революции в Англии сыграла техника - различного рода машины. Высокая степень развития мануфактур с их далеко зашедшим процессом разделения груда подготовила условия для технического переворота замены ручного труда машинным. Первые машины механический ткацкий станок, а за ним механическая прялка «Дженни» - появились в XVIII в. в хлопчатобумажной промышленности, в достаточной мерс обеспеченной сырьем (хлопком из Индии и Америки) и подгоняемой конкурентной борьбой. Внедрение машин в производство означало огромный рывок вперед; никакой самый совершенный ручной труд не мог соперничать с машинным. Естественно, что стремительное развитие хлопчатобумажной промышленности сразу же выявило отставание других отраслей индустрии. Чтобы преодолеть его, и здесь надо было безотлагательно вводить машины.
Техническая мысль подсказывала множество решений, и, постепенно совершенствуясь, машины проникли во все важнейшие отрасли производства - добычу угля, производство железа и т. п. В 1784 г. Дж.Уатт, ученый и конструктор, изобрел первый универсальный двигатель паровую машину, приводящую в движение разные рабочие механизмы. Это изобретение было очень важным, открывая путь к дальнейшему огромному ускорению и совершенствованию машинного производства. Оно подготавливало условия и для технической революции в области транспорта. В 1807 г. по реке Гудзон, в Америке, совершил первый рейс еще двигавшийся очень медленно пароход, изобретенный Фултоном. В 1814г. Дж.Стефенсон (приоритет здесь принадлежит Черепановым) создал конструкцию паровоза, которая пять лет спустя получила практическое применение на рельсовом пути и положила начало стремительному развитию железнодорожного транспорта, оказавшего в свою очередь мощное воздействие на развитие промышленности. Таким образом, промышленный переворот, начавшийся в XVIII в. в Англии, оказал огромное влияние на последующее развитие всего мира. С теми или иными изменениями, иногда весьма значительными, промышленный переворот совершился в XIX в. почти во всех странах Европы и Северной Америки.
Некоторые западные исследователи игнорируют значимость техники в становлении промышленной революции, исходя из понимания ее как главной пружины процесса индустриализации. По мнению Ф. Броделя, историография последних лет располагает солидными аргументами для того, чтобы перестать видеть в технике первичный двигатель или даже затравку. Однако он признает, что изобретение в общем-то опережает способности промышленности; тем не менее в силу самого этого факта оно часто падает в пустоту. Дело в том, что технические инновации зависели от действия рынка: они лишь отвечали на настойчивый спрос потребителя. Такая зависимость действительно существует, однако речь идет о том, что техника является необходимым условием промышленной революции, тогда как экономика выступает достаточным условием. Не следует забывать того существенного факта, что технические инновации изменяют социальный мир.
Одним из факторов, оказавших влияние на промышленную революцию в Англию, является торговая революция. Не случайно Ф. Бродель считает правомерным говорить в применении к Англии XVIII в. о торговой революции, о настоящем торговом взрыве. На протяжении этого столетия индекс роста производства тех отраслей промышленности, что работали единственно на внутренний рынок, увеличился со 100 до 150; у тех же, что работали на экспорт, индекс вырос со 100 до 550. Ясно, что внешняя торговля намного обгоняла других «бегунов», и очевидно, что такую «революцию» саму по себе следует объяснить, а «объяснение это подразумевает никак не меньше, чем мир в его целостности. Что же касается ее связи с революцией промышленной, то связи эти были тесными и взаимными: обе революции оказывали одна другой мощную поддержку» (Ф. Бродель).
Английский успех за пределами острова заключался в образовании весьма обширной торговой империи, т.е. в открытии британской экономики в сторону самой крупной зоны обмена, какая только была в мире, - от моря вокруг Антильских островов до Индии, Китая и африканских берегов. Эта торговая империя приносила значительные доходы, однако их все же было бы недостаточно для индустриализации Англии. Главным источником обогащения господствующих классов Англии, давшим в их руки несметные богатства, было ограбление колоний.
Благодаря своему островному положению, близости к мировым путям и сильному морскому флоту Англия в своей неудержимой колониальной экспансии сумела обогнать многих своих конкурентов. В 1607г. на побережье Североамериканского материка англичане создали свою первую колонию - Виргинию. С этого началось завоевание новых обширных земель: через недолгое время на территории нынешних Соединенных Штатов Америки было создано 13 колоний. В результате двух войн - так называемой войны за испанское наследство (1701 - 1714гг.) и Семилетней войны (1756-1763 гг.) Англия отняла у Франции ее обширные владения в Канаде и отвоевала громадные территории в Индии. Бен-галия, Мадрас, княжества Бенарес, Хайдарабад, Ауд и другие стали добычей английских колонизаторов.
Захваченные земли английские колонизаторы подвергли разграблению: они обкладывали население непомерными разорительными налогами, продавали свои товары с чудовищной наценкой, во много раз превышавшей действительную стоимость товара. Колонизаторы сеяли смерть, разорение, нищету, вывозили из завоеванных земель золото, драгоценности. Сосредоточив в своих руках огромные капиталы, согнав английских крестьян с земли и тем самым создав рынок дешевых рабочих рук, английская буржуазия имела теперь все возможности резко двинуть вперед промышленное производство, к чему ее толкал спрос растущего внутреннего и внешнего рынков. В самом деле, в период, предшествовавший 1760 г. и следующий после него, в то время как британская и мировая торговля, практически и та и другая, непрестанно росли, те обмены, что питали Англию, относительно уменьшились в направлении близлежащей Европы и увеличились на уровне заморских торговых операций.
Промышленная революция из Англии распространилась на европейский континент (и Северную Америку), где тоже созрели для этого определенные условия. Опыт ныне развитых государств свидетельствует о том, что их индустриальный рост был более сбалансированным и имел более широкую основу, чем принято считать. Он был в немалой мере взаимосвязан с развитием сельского хозяйства и инфраструктурных отраслей. Согласно расчетам В.А. Мельянцева, в странах Запада и Японии на этапе их «промышленного рывка» существовала достаточно тесная корреляция (коэффициент равен 0,78) между динамикой сельскохозяйственного и промышленного производства.
Это значит, что аграрная революция (началась в Англии в 1690-1700 гг., во Франции и США в 1750-1770 п., в Германии в 1790-1800 гг.), во многом - по крайней мере до середины XIX в. оказала немалое влияние на происхождение и развитие промышленной революции. Причем на европейском континенте (и в Северной Америке) она происходила на традиционной и полутрадиционной основе, т.е. без машин и химических удобрений, но на базе улучшения систем ротации культур, использования селекционных семян, более продуктивных пород скота, широкого применения органических удобрений, усовершенствованных орудий труда (аналогично тому, как это было в Англии). Вместе с тем она обусловила в целом существенный рост эффективности сельскохозяйственного производства, который во многом определял его общую динамику.

Ви переглядаєте статтю (реферат): «Уникальность промышленной революции в Западной Европе. Этапы промышленной революции» з дисципліни «Історія науки і техніки»

Заказать диплом курсовую реферат
Реферати та публікації на інші теми: Аудит амортизації необоротних активів
Основи організації, способи і форми грошових розрахунків у народн...
ОСНОВНІ ПРИНЦИПИ ТА ЕТАПИ ТВОРЧОЇ ДІЯЛЬНОСТІ ЗІ СТВОРЕННЯ НОВОГО ...
Умови виникнення кредитної угоди
Історизми, архаїзми, неологізми і фразеологізми


Категорія: Історія науки і техніки | Додав: koljan (17.05.2013)
Переглядів: 1040 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Онлайн замовлення

Заказать диплом курсовую реферат

Інші проекти




BoBines

agroxy.com

www.maxformer.com/forklifts-and-electric-trucks

viagraon.com/online-apotheke-blog/levitra-versus-cialis-a-point-by-point-examination