It's easy with us

Статистика






Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0



ИЦ BoBines

Реферати статті публікації

Пошук по сайту

 

Пошук по сайту

Головна » Реферати та статті » Соціологія » Мікросоціологія сім'ї

МЕТОДЫ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМЬИ
При рассмотрении семейной генеалогии задача заключается в построении «дерева» линий родства, идущих от общих предков, причем в центр всей системы отсчета помещается не ЭГО какого-либо члена семьи, а та прародительская семья, о предшественниках которой нет никаких сведений. Цель генеалогического исследования состоит в восстановлении прошлого семьи, в изображении жизненного пути семейных поколении, связанных линиями происхождения по прямому родству.
Генеалогия семьи фиксирует конфигурации линий происхождения, структуру происхождения, которая есть итог семейной динамики, смены семейных поколений. Генеалогическое древо семьи — это слепок воссозданной истории, это память семейного рода, семейных фамилий, это своего рода отзвук прошлого. В отличие от схем жизненного цикла семьи, обращенных в будущее и в этом смысле являющихся семейными «гороскопами», генеалогические схемы опрокинуты в прошлое. Однако не ради умножения исторических экспонатов реконструируются родословные, как говорил И. С. Аксаков, — память о своих предках, чувство рода — чувство историческое. Если история это народное самосознание, то безусловно генеалогия семьи как семейное самосознание есть ось истории народной. Увы, сегодня, как и во времена Аксакова, приходится признать, что у нас «большей
53 Ласлетт П. Семья и домохозяйство: исторический подход. «Брак, семья, рождаемость за три века». М., 1977. С. 136. Сч. также. Антонов А. И , Медков В. М Социология семьи. С 70-
195
частью о предках своих ничего не знают, преданий рода не уважают, русской истории не ведают, семейной старины не ценят». Разумеется, это не относится к практической генеалогии дворянских, боярских и княжеских фамилий, тем более к генеалогии царствующей династии Романовых. Составление родословных росписей уходит в глубокую древность, а к эпохе Петра Великого относится учреждение Департамента герольдии, ведавшего родословными дворян.
Научная генеалогия возникает в России на рубеже XVIII-XIX веков в связи с изучением дворянских родов и ограничивается функциями справочного характера (создание справочных трудов) и остается таковой, т. е. в качестве вспомогательной исторической дисциплины, до конца XIX в. Расширение числа генеалогических объектов и нетрадиционных проблем было связано с преодолением генеалогии дворянства, включением в сферу изучения родословных представителей других классов и слоев, как правило, мечтавших о дворянстве.
Можно, по-видимому, даже говорить о генеалогической социологии, поскольку вместе с расширением объектов генеалогии хлынул поток социальных проблем, связанных с анализом социальной структуры. Генеалогию нового типа, где пересекаются подходы истории социальных явлений и социологии, известный генеалог А. И. Аксенов называет комплексной. «Под комплексной генеалогией мы имеем в виду генеалогию, объектом разработки которой является одновременно какое-то значительное количество фамилий, представляющих определенный класс, социальную группу, регион, исторически обусловленные и исторически обоснованные. Соответственно при таком ее характере невозможно уже ограничиться последовательным изложением истории каждого рода. Необходимы подходы, которые позволяли бы, с одной стороны, обработать всю массу генеалогических данных, а с другой — обобщить характерные особенности родословные всех фамилий»54. Цель исследователя, обращающегося к генеалогии как средству познания политической и социально-экономической истории класса, группы, страты, заключается в сравнении генеалогических линий многих семейных родов для уточнения картины формирования и функционирования различных социальных групп.
Примером такого, единственного в своем роде социологического исследования перемен в социальной структуре нашей страны является изучение семейных биографий в рамках проекта «Век соци-
м Аксенов А. И. Генеалогия московского купечества XVIII в. (Из истории формирования русской буржуазии.) М., 198S. С. 10.
196
альной мобильности в России» в XX веке. Здесь семья рассматривается «как фактор социальной мобильности»55.
Ближе всего к целям микросоциологии семьи метод ВИС (восстановления истории семей), предложенный в 50-х годах французским демографом Луи Анри. Но при его применении также «объектом исследования являются не родословные той или иной фамилии», а конкретные данные о рождениях, браках и смерти, что, как отмечает Аксенов, «приводит к неизбежному переводу аспектов изучения преимущественно в область демографии»56. В этом нет ничего плохого, кстати, поскольку имеется в виду надежность данных, полученных по церковным метрикам, ибо генеалогия без дат — по аналогии «и родил Адам Сифа, а Сиф Еноса» — становится мифологической. Вместе с тем, стремление к изучению родословной новых классов без наличия соответствующих источников не достигает цели и не компенсируется ретроспективными рассказами респондентов. (Анализ субъективных интерпретаций семейной генеалогии членами семей как самостоятельная область феноменологической социологии здесь не принимается во внимание.) Таким образом, генеалогия как метод реконструкции истории семей и семейных поколений не должна редуцироваться до простой фиксации дат семейных событий или ограничиваться устными свидетельствами.
Генеалогическое исследование семьи (в рамках инструментального и феноменологического подходов) в социологии семьи обретает статус самостоятельного направления, где главной задачей становится наблюдение посредством генеалогических данных за самой историей сохранения и длительного существования семейного рода, фамилии, чежсемейной преемственности. При этом феноменологический подход сосредоточивается на семейных преданиях, былях, мифах, на трактовках генеалогической истории разными членами семьи в целях понимания, скорее, настоящего, чем прошлого.
Построение генеалогического древа семей на момент проведения выборочного исследования на основе метрических документов (инструментальный подход) может быть ориентировано двояко: на восстановление прошлого, на как можно большее проникновение в прошлое и на точную фиксацию данных о родословных линиях существующих ныне нуклеарных семей в целях использования собранного генеалогического материала будущими исследователями (т. е. это разновидность лонгитюдного исследования). Ориентированные на рекон-
55 Судьбы людей: Россия XX век. (Биографии семей как объект социоло
гического исследования.) Отв. ред. В. Семенова, Е. Фотеева. М., 1996.
56 Аксенов А И. ук. соч. С. 10.
197
струкцию прошлого исследования устанавливают среднюю для тех или иных категорий семей длительность семейной памяти о предках (например, ограниченную двумя-тремя либо семью-десятью степенями или «коленами» происхождения). Одновременно выявляются условия адаптации семей к окружающим условиям, что может использоваться при характеристике социальной системы с точки зрения ее рес-понсивности по отношению к институту семьи. Таким образом, генеалогический метод оказывается как бы новым измерением семейного цикла жизни, но не отдельной репродуктивной семьи, а целого ряда их, связанных общим происхождением. Схемы родословных способны наглядно продемонстрировать, например, влияние процессов нуклеаризации и сокращения рождаемости на протяжении 100-150 лет и 4-5 поколений, ведь при массовой малодетности и однодетности семей генеалогическое древо с кустами многоветвевых семей постепенно становится все менее ветвистым, превращаясь в голый ствол и, наконец, в одну-единственную линию, которая рано или поздно, но оборвется.
Чисто условно, без выяснения того, как устанавливаются родословные семей (но предполагая, что на основе документов), обозначим континуум, где на одном полюсе — социум, восприимчивый к потребности семьи в длительной преемственности, где образ жизни и многие социальные обстоятельства способствуют, допустим, ее продлению в ряде поколений, а на другом — социум, сокращающий преемственность до минимума (не более 2-х поколений). Разумеется, реальный ход истории распределяет общества по всему континууму, хотя в преддверии XXI века уже видно, что менее индустриально развитые регионы сместились ближе к золотой середине, а более развитые скучиваются на полюсе «однолинейной» генеалогии. По-видимому, изучение «короткоживуших» и все реже встречающихся «долго-живущих» семейных «атомов» многое могло бы сказать о специфике образа жизни элитарных и низших классов, в целом о самой социальной системе. Однако прежде всего такой анализ раскрыл бы способность «короткоживущих линий» семьи к выживанию: а) к ее формированию и сохранению в качестве специфической целостности и б) к ее функционированию в качестве носителя собственности и иных по своему престижу овеществленных атрибутов семейной карьеры, судьбы, истории. Кстати говоря, уникальное исследование английских социологов Т. Луптона и Ширли Вильсон5" методом конструирования небольших генеалогических кустов или древ среди 73 представи-
57 Lupton T. &Wi1son Shirly/The Kinship Connections of «Top Decision Makers». Manchester School of Economic and Social Studies Vol. 27. 1959.
J98
телей 6 кругов высшего общества (члены кабинета министров, директора банков, фирм и компаний) позволило при тщательном документировании данных обнаружить в построенных 24 генеалогических схемах явную тенденцию к социальной гомогамии (браки по расчету с себе подобными). Это может служить основой для гипотезы о тенденции «короткоживуших» семейных линий к символическому продлению себя в эндогамных браках (табу на супружескую экзогамию, запрет на браки с представителями низших страт). Слияние собственности и социальных положений в целях их сохранения и укрелления власти превращает брак в символ подобного соединения. Разумеется, эта тенденция действовала и прежде среди властвующих элит, но массовое сокращение линий генеалогии может усиливать наблюдающийся процесс слияния фирм в корпорации, банков в еще более мощные концерны и т. п.
Анализ историй нескольких родственных нуклеарных семей посредством генеалогических данных в принципе позволяет выйти на фиксацию цикличности, повторяемости каких-либо событий (по датам, характеру и содержанию), т. е. обнаружить все ускользающее из внимания втом случае, когда генеалогический ряд семей слишком короток, когда в большинстве своем только зародившиеся линии происхождения семей обрываются уже во втором поколении, растворяясь в массе одиночек. Грамотно построенные генеалогии семей (т. е. не только по прямой линии патрилинеальности, но с учетом родословной обоих супругов, фиксацией также сопутствующих бракам-раз водам, рождениям-смертям социальных обстоятельств) в принципе позволяют осуществить поиск параллелизма в судьбах разных семей и их отдельных членов.
Для иллюстрации приведем пример из другой области изучения жизненных циклов. И. И. Шафрановский применил метод Плутарха из его сравнительных жизнеописаний (биография каждого греческого деятеля дается в паре с биографией римского и завершается сравнительной обобщающей характеристикой обоих) к сопоставлению биографических и творческих данных знаменитых писателей и ученых. Для выявления параллелизма в жизненных и творческих событиях используется разность дат.
Конечно, в этой мистике цифр чувствуется некий подбор произведений: что-то значительное не попало в список, а что-то включено, но несопоставимо по значимости, например, «Фауст» и «Смерть Ивана Ильича», «Вертер» и «Отрочество» без «Детства» и «Юности». Тем не менее, повторяемость событий прослеживается, и по-лобный параллелизм имеет смысл поискать и в генеалогических линиях существующих семей. В связи с этим ниже приводится до-
199
Таблица 4,4.
ПАРАЛЛЕЛИЗМ ЖИЗНЕННЫХ И ТВОРЧЕСКИХ ДАТ
(по Шафрановскому)'8

58 Шафрановский И. И Параллелизм и периодичность в истории науки и литературы // Циклы природы и общества. Выпуск 4 Ставрополь, 1995. С 78-79.
200
вольно длинная, но очень информативная цитата из уже упоминавшейся работы по социометрии и психодраме, где описываются клинические и жизненные случаи семейного параллелизма и где исходя из значимости генеалогических линий для социометрии вводится даже новый термин «геносоциограмма»54,
«СИНДРОМ ГОДОВЩИНЫ» И ГЕНОСОЦИОГРАММА. У некоторых больных раком не удается обнаружить никаких стрессовых событий, предшествующих началу заболевания. Как же объяснить подобное явление? Оказывается, в некоторых семьях прослеживается повторяемость определенных событий, трудных ситуаций, несчастий — своего рода <'синдром годовщины». Часто люди заболевают раком в том же возрасте и на том же этапе своей жизни, что и близкий им человек, погибший от этой болезни.
Наша пациентка Катарина заболела раком в 36 лет, как и ее мать, которая умерла много лет назад. А вот пример семьи Мэри Ее дед умер в 76 лет 12мая 1976 года. Ее мать, старшая дочь деда, умерла от рака 12 мая 1982 года. Три года спустя дядя Мэри погиб в автомобильной катастрофе, причем подозревалось самоубийство. Случилось это также 12 мая, а ровно через год ее бабушка, тоже Мэри, «дала себе умереть» в годовшину смерти мужа 12 мая.
Симона де Бовуар умерла (точнее, «дала себе умереть») в ночь с 15-го на 16-е апреля 1986 г. через 6 лет после смерти ее друга Жана-Поля Сартра 15 апреля 1980 г. Таковы типичные примеры «синдрома годовщины», когда травмирующие события и несчастья, включая рак, авто- и авиакатастрофы, происходят с человеком того же числа или в том же возрасте, что и с его близкими. Как будто сердце отказывается биться дальше. Кроме того, наблюдается связь поколений: пациент заболевает тяжелой формой рака в том же возрасте, когда умер его дед, а его ребенку столько лет, сколько было отцу, когда дед умер (см. ге-носоциограмму на схеме 4.6). Иными словами, проявляется определенная семейная структура, или сценарии.
Обнаружив много «синдромов годовщины» у раковых больных, мы стали развивать метод геносоциограммы, чтобы исследовать невидимые связи. Сам термин происходит от слов «генеалогия» — изучение семейного древа и «социометрия» — измерение отношений между людьми. Геносоциограмма является более полным методом, чем генограмма, часто используемая в семейной терапии. Семейный терапевт Н. Аккер-ман много раз встречался с Морено и после этого стал работать с ге-нограммами и «семейными скульптурами».
'9 Психодрама — вдохновение и техника / Под ред. П Холмса и М. Карп. М , 1997. С. 231-235.
201
Схема 4. 6.
ГЕНОСОЦИОГРАММА ЧАРЛЬЗА -НЕВИДИМЫЕ УЗЫ СЕМЕЙНОЙ ЦИКЛИЧНОСТИ

Примечание Можно сказать, что Чарльз унаследовал свою болезнь и риск ранней смерти из-за преданности семье и связи с предыдущими поколениями рак поразил сначала половые органы, как у деда по линии отиа, а затем легкие как у деда по тинии матери причем в том же возрасте — 39 лет Он согласился на операцию, но отказался от лучевой и химиотерапии Похоже, что, будучи сыном и внуком мясника, он верит лишь в силу ножа Все жен шины в семье имели ситьныи характер обе бабушки рано овдовели, что и грозит жене Чарльза Кроме того, его отец остался без отца в девять лет и дочь Чарльза рискует потерять его в том же возрасте Похоже в семье сушествует повторяющийся сценарии — сценарий смерти мужчины в 39 чет оставляющего после себя девятилетнего ребенка Обращает внимание созвучность имен женщин Мари Анн и Анна-Мари Проанализировав все это с пациентом, можно попытаться помочь ему перестроить сценарий с ранней смерти на жизнь до старости тюбя своего деда, не обязательно умирать, как и он, молодым
Источник Клинический случай из Vouioir Guernr, A Schutzenberger, 1985
202
Геносоциограмма представляет собой классическое семейное древо, дополненное важными жизненными событиями, с использованием социометрии, по Морено Это картина жизни 3-5 поколений с рождениями детей (включая выкидыши, аборты и мертворождения), браками, смертями и их причинами, серьезными болезнями, травмами, несчастными случаями Она включает сведения об образовании, профессиях, местах проживания и переездах, всех важных жизненных событиях, романах, дружбах, расставаниях, потерях Указываются также члены семьи и родственные линии, информация о которых отсутствует Мы включаем сюда социометрические взаимодействия, «социальный атом», психологический «семейный гроссбух» с записями эмоциональных приходов и расходов, выигрышей и потерь Геносоциограмма учитывает наследственность семьи в нескольких поколениях и помогает каждому человеку осознать свой «жизненный сценарий», выбор в профессиональной и личной жизни Она выявляет некоторые бессознательные тенденции в жизни семьи, включая дать-них родственников, раскрывает различные роли, семейные мифы и секреты, повторения в выборе супругов, профессий, стиля жизни, мировоззрения, а также закономерности в заболеваниях, травмах, смертях
Мы используем геносоциограмму в индивидуальной и групповой психотерапии (включая психотических и раковых больных), в семейной терапии, а также в тренинговых группах для студентов-психологов и медицинских работников Наша работа строится так пациент составляет генос ои;и о грамму по памяти, а в дальнейшем, если необходимо, перепроверяет некоторые факты То, что неизвестно, скрывается от большинства членов семьи или забыто, может оказаться не менее важным, чем доступная информация
Начиная работать с тяжелыми соматическими больными, мы обычно делаем пометки об истории их жизни и болезни в виде геносоцио-граммы Очень часто пациенту из полученной картины становится ясно, в результате какого именно события или «синдрома годовщины» развилась его болезнь На поверхность всплывают связи между рождениями и смертями, совпадения имен, возрастов, дат, бессознательная идентификация пациента, повторяемость несчастных случаев, травм, болезней Человек бывает потрясен, впервые увидев и осознав сценарий своей семьи В дальнейшей работе с собственной геносоциограм-мой он открывает для себя «невидимые узы семейного долга», повторения болезней и здоровья в разных поколениях Это помогает пациенту понять, что же происходит с ним самим и семьей, которую он создал У него появляется шанс прервать цепь болезней и смертей, освободиться от неблагоприятного сценария жизни
203
ЖИЗНЬ ВСЛЕД ЗА СМЕРТЬЮ - «ЗАМЕЩАЮЩИЙ РЕБЕНОК». Часто в семье рождается ребенок, когда умирает один из близких родственников. Это тоже своеобразный «синдром годовщины», как будто пламя жизни вспыхивает вслед за уходом значимого человека (рост рождаемости после войны хорошо известен). После смерти старшего брата или сестры может родиться так называемый «замещающий ребенок». Его дальнейшая жизнь будет нелегкой, если мать не успела вовремя оплакать свое умершее дитя
Винсент Ван Гог родился через год после смерти старшего брата, тоже Винсента, т. е. его родители назвали так в честь умершего. В семье Ван Рогов запрещалось упоминать о смерти первого Винсента. О втором же Винсенте нам известно, что он прожил очень трудную жизнь, так и не смог создать свою семью, часто болел и много времени провел в психиатрических больницах. Когда у его брата Тео родился сын, он также дал новорожденному имя Винсент. Несколько месяцев спустя Тео послал брату письмо в сумасшедший дом в Арле, во Франции: « Я надеюсь, что этот Винсент вырастет счастливым и сможет прожить жизнь так, как сам захочет». Получив это письмо, Ван Гог покончил с собой: для него было невозможно существование двух Винсентов Ван Гогов — живых и счастливых. Тео тоже вскоре скончался, узнав о самоубийстве брата.
Сальвадор Дали тоже носил имя старшего брата, умершего до его рождения. Было время, когда он вместе с матерью регулярно, раз в неделю, ходил к нему на могилу. Дали рассказывал, что принятая им роль шута с эксцентрическими выходками помогала ему создать дистанцию между собой и братом и не позволять путать себя с «нашим дорогим мальчиком, который спит вечным сном».
Совсем не обязательно становиться «замещающим ребенком» с трагической судьбой, даже если кто-то родился после смерти брата или сестры. Все зависит от того, отгоревала ли мать по умершему или же находится в глубокой печали и депрессии и видит в своем новом ребенке лишь отражение погибшего. Французский психоаналитик Анд-ре Грин употребляет термин «мертвая мать», такая женщина мертва для мира, страдает глубокой депрессией или психозом и ничего не может дать новорожденному. В будущем у ребенка «мертвой матери» проявятся серьезные проблемы, суицидальные тенденции и даже может развиться шизофрения.
Открытие с помощью геносоциограммы, что его мать была «мертвой» до, во время и после его рождения, помогает пациенту преодолеть чувство внутреннего холода, собственной ненужности, отсутствия права на существование. Дальше с этой проблемой можно работать в психодраме и помочь пациенту разорвать «цепи», приковывающие его
204
к умершему брату или сестре. Геносоциограмма позволяет также избавиться от идентификации с тем родственником, чье имя человек носит.
Добавим к этому, что своеобразный синдром «замещающего ребенка» возникает в однодетной семье, где совершенно отсутствует потребность во втором ребенке и где ожидалось рождение девочки, а родился мальчик (и наоборот). Психотерапевт А. И. Захаров описывает случаи переноса на родившегося мальчика родительских экспек-тадий, обращения с ним, как с девочкой, и т. п. В подобном случае потенциальный (ожидавшийся) ребенок по полу становится идеальной моделью, под которую подгоняется существующий ребенок. Родители неосознанно как бы замещают имеющееся живое чадо отсутствующим реально, мыслимым в воображении, символическим, но, тем не менее, весьма «живучим» по своим осязаемым последствиям60. Вообще любая сконструированная модель ребенка («каким он должен быть по воле пап и мам») оказывает свое негативное воздействие в ходе социализации, поскольку к реальным сыновьям и дочерям предъявляются гипертребования, перечеркивающие ценность Я того ребенка, каким он является на самом деле, т. е. синдром «замещающего ребенка» следует понимать шире, не только со смертью брата или сестры.
Познакомившись с использованием генеалогического метода в социометрии и психодраме, а также в исторической науке, легче принять подразделение генеалогии на две части, предложенное одним из ее основоположников Л. М. Савеловым, на официальную, «сухую» часть, где в основном даты рождения и смерти, и на социальную, где приводятся многообразные обстоятельства внешней и внутренней, духовной жизни семьи. Поскольку, пишет Савелов, «для генеалога нет малозначащего факта, которым он мог бы пренебречь, — все должно быть отмечено, малейшая черта из жизни той или другой семьи должна быть сохранена.. Генеалогия есть построенное на достоверных документах и других источниках доказательство родства, существующего между лицами, имеющими общего родоначальника или потомка, независимо от общественного положения этих лиц. Вторая (генеалогия. — А. А.)... не поддается строгому определению, так как касается духовно-внутренней жизни отдельных лиц и семейств, что уже не составляет необходимости, но является только желательным дополнением, т. е. тем идеалом, к которому должен стремиться каждый ге-
611 Захаров А И Семейное воспитание и его дефекты. «Социальная психология личности». Л., 1974 С. 193—197; Он же: Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М., 1986.
205
неалог, желающий дать яркую картину общественной и семейной жизни интересующего его рода или семьи, почему я определяю эту вторую часть следующими словами: генеалогия есть история того или другого рода во всех проявлениях жизни его представителей, как общественной, так и семейной»61.
Рассмотрим теперь, как составляются генеалогии семей и родов в истории, по Савелову. Различают прежде всего два вида родословной — восходящий и нисходящий. В родословии восходящем главным объектом исследования является то лидо, о предках которого собираются сведения, с него начинают и далее идут ио восходящим ступеням или коленам, т. е. к отцу, деду, прадеду и т. д. С восходящих линий начинают, когда у исследователя мало материалов. Когда их достаточно, то удобнее работать начиная с самого отдаленного из предков и постепенно доходя до данного момента. Родословные линии бывают мужские и смешанные, где указываются также женские представители родов. Смешанное — нисходящее родословие указывает все потомство данного родоначальника и не является родословной одной фамилии. Оно охватывает большое число родов и часто используется в процессах о наследстве. Смешанное — восходящее родословие указывает всех прямых предков данного лица по мужской и женской линии, пренебрегая боковыми ответвлениями. При графическом изображении в первом колене указывается одно лицо, во втором — два, в 3-м — четыре, в 4-м — восемь и т. д., причем каждое из этих лиц в одном колене принадлежит другому роду так, что в 4-м колене имеется 8 фамилий, в 5-м — 16 и т. д. Вот пример родословной восходящей — мужской с указанием братьев и сестер прямых предков данного лица:

Ви переглядаєте статтю (реферат): «МЕТОДЫ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМЬИ» з дисципліни «Мікросоціологія сім'ї»

Заказать диплом курсовую реферат
Реферати та публікації на інші теми: Технічне забезпечення ISDN, підключення до Internet через ISDN
Інструменти забезпечення повернення банківських кредитів
СТАДІЇ ТА ЗАКОНОМІРНОСТІ РУХУ КРЕДИТУ. ПРИНЦИПИ КРЕДИТУВАННЯ
Посередницькі операції комерційних банків на фондовому ринку
РОБОЧІ ДОКУМЕНТИ АУДИТОРА


Категорія: Мікросоціологія сім'ї | Додав: koljan (16.12.2012)
Переглядів: 1761 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Онлайн замовлення

Заказать диплом курсовую реферат

Інші проекти




BoBines

ry-diplomer.com